ЧАЭС: эвакуация глазами очевидцев
ЧАЭС: эвакуация глазами очевидцев

Проблематика Чернобыльской трагедии 1986 года, исследование ее причин и последствий для общества, остается актуальной и сегодня.

В данном материале – отдельные события, которые происходили в процессе ликвидации последствий аварии, сквозь призму воспоминаний, которые сохранились в устном наследии жителей Украины спустя три десятилетия после катастрофы. 

В одном из воспоминаний более подробно рассказывается об условиях, в которых приходилось работать ликвидаторам: 

«…Работать приходилось в специальных защитных комбинезонах, но радиация все равно делала свое дело. Хриплые голоса и красные лица – такие приметы приобретали все ликвидаторы уже на третий день работы. Радиоактивные частицы оседали на коже и голосовых связках, вызывая ожоги. На ночлег останавливались за пределами зоны, на берегу реки, первое время еду мы готовили сами из продуктов и воды, которые привезли из дома. Врач посоветовал употреблять в небольших дозах алкоголь, который хоть как-то защищал от радиации».

Ни тогда, в трагический 1986 год, ни сейчас, спустя более 30 лет, не вызывает сомнения тот факт, что именно благодаря самоотверженному труду людей, которые в силу разных обстоятельств, в первую очередь профессионального долга, оказались на передовой, были осуществлены самые важные мероприятия по преодолению последствий аварии.

Для многих они стоили подорванного здоровья или даже жизни. Более того, сейчас, спустя десятилетия после аварии, по результатам многочисленных исследований есть возможность адекватно осознать не только негативные последствия, но и героический труд ликвидаторов. Благодаря их работе были минимизированы риски, не было допущено еще больших ошибок и масштабных осложнений от этой катастрофы. 

«…Трудно представить, что могло бы произойти, если бы мы не потушили пожар, не откачали воду из-под реактора, не предали земле радиоактивные отходы, и многое другое. Сегодня не было бы ни одного здорового человека, ни в Европе, ни в Азии», – вспоминают ликвидаторы.

Десятки тысяч людей выполняли свой долг, ликвидируя последствия планетарной катастрофы. Среди них – бойцы первой линии фронта – пожарные. Скупые слова сводок “локализовали”, “ликвидировали”, «остановили» – почти ничего не говорят. Молодым парням тогда было по 22-24 года, они были полны силы и надежд, имели право на счастье и любовь.

Сквозь ад Чернобыля прошли более 6000 украинских пожарных. Многие из них уже ушли в вечность. За ликвидацию последствий аварии на ЧАЭС 12 человек удостоены высокого звания Героя Советского Союза, из них восемь – это работники пожарной охраны, которые были удостоены этой награды посмертно.

Милиционеры на передовой

Среди многочисленных воспоминаний очевидцев процесса ликвидации чрезвычайной ситуации и эвакуации жителей, львиная доля принадлежит милиционерам, как местным, так и прибывшим сразу после аварии из разных регионов Украины.

Одной из главных задач, которую они выполняли, это работа по эвакуации населения. При вывозе людей из зоны катастрофы, с целью их, как сначала предполагалось – временного расселения, были использованы огромные людские резервы и материальные ресурсы. Эвакуация, бесспорно, была масштабной и напоминала «огромное переселение народов».

У каждого, кто был к ней причастен, есть собственные воспоминания и собственный жизненный опыт проживания и переживания трагедии. По одну сторону процесса эвакуации стояли местные жители, по другую – представители многочисленных государственных органов, большинство из них были милиционеры: 

« …Мы должны были успокаивать всех и вселять надежду, что они вернутся в свои дома через три – четыре дня. Получив машину с прицепом для погрузки имущества, и автобус для людей, мы ходили по домам и помогали престарелым людям, уговаривали ехать, потому что многие из них категорически не хотели выезжать».

По возможности жители загрязненной зоны самостоятельно пытались позаботиться о безопасности своих детей. Большинство жителей Чернобыльского района забирали детей и уезжали к родственникам.  Для вывоза людей было использовано много техники и соответственно водителей: 

«…Первоочередными нашими задачами были эвакуация пострадавших от аварии и перевозка грузов. Еще по дороге я обратил внимание на колонны автобусов. К сожалению, в отдельных случаях, техники было недостаточно, как, например, во время эвакуации более полутысячи детишек из села Новошепеличи. Людям обещали прислать транспорт для эвакуации, но обещанные автобусы для вывоза жителей не приехали, тогда она жительница села – Мария Бузарова, не теряя времени, начала действовать самостоятельно. “Насобирала”, “наловила”, автобусы и большие автомобили с будками, в которых можно было перевезти подростков в безопасное место. Однако детей было много и все, увы, НЕ помещались. Тогда же договорились, чтобы позволили выпускать собственные автомобили жителей, но при условии, что каждый владелец транспорта должен был взять 3-4 детей. Поэтому, создалась колонна около 400 м. Проехав 10-15 километров, Мария Бузарова проверяла колонну – все ли нормально у детворы. Но когда мы прибыли в назначенное место, где детей должны были ждать и встречать, там никого не было, и никто об этом не знал. Поэтому, пришлось нам, водителям, самим заниматься их расселением», – говориться в воспоминаниях водителей автобусов.

Эвакуация:  кому мы нужны?

В воскресенье, 28 апреля, автобусами начали вывозить оставшихся жителей Припяти. В воспоминаниях эвакуированного населения, преимущественно содержаться переживания следующего содержания: о процессе эвакуации, о временном расселении, об освоении нового места жительства, о переживаниях, связанных с бывшей малой Родиной:

 «Особенно была обеспокоена и растеряна, когда объявили эвакуацию. Что делать? Что с собой взять? Куда ехать? Кто нас там ждёт? Надолго ли? Меня вместе со многими другими людьми эвакуировали из Чернобыля 5 мая 1986. Нам говорили, что эвакуация временная, на несколько дней, а оказалось на всю жизнь. Всех жителей нашего города Чернобыль сначала эвакуировали в пгт. Бородянка. Все происходило, как в каком-то жутко страшном сне. Разместили по людям. Питались мы тогда в основном в Бородянской столовой. Приходилось выстаивать большие очереди за обедом. Мы все постепенно привыкали к тому, что для социума мы становились некой новой группой украинского сообщества под названием «чернобыльцы. Было обидно, некоторые и вовсе отворачивались, некоторые жалели, всячески обогревали, но главное – не понятно, что с нами будет дальше?», – читаем в некоторых письмах. 

Еще одно негативное восприятие аварии на ЧАЭС, которое часто встречается в воспоминаниях очевидцев – распространение спектра радиационного загрязнения. Никто людям толком не говорил ни о масштабах случившегося, ни о последствиях. Для партийного руководства тогда главным было – предоставить временный кров переселенцам. Первое, что бросается в глаза – это огромное количество жилья, которое получили жители, эвакуированные из зоны бедствия. Как это происходило можно узнать из следующего сюжета: 

«…Нас вызвали в городской комитет партии, где секретарь горкома, и председатель райисполкома сообщили нам о трагедии на Чернобыльской атомной электростанции. Была дана команда хозяйственникам и председателям сельских советов – готовить дома для приема переселенцев. У нас был готов под сдачу 24 –х квартирный дом. Он весь был отдан переселенцам под заселение», – вспоминает Константин Лобода, бывший глава одного из сельских советов Бориспольского района Киевской области. Спустя время многие стали понимать, что новые дома, отданные для переселенцев – останутся за ними навсегда. А для огромного количества простых украинцев шанс получить жилье в советском государстве – был нивелирован». 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *