Чернобыль: Как они стали героями
Чернобыль: Как они стали героями

Живет себе один простой человек. Ничем не отличается от остальных – учеба, работа, семья. Однажды он выбрал для себя профессию пожарного – очень мужскую и очень сложную работу.

Железная дисциплина, ответственность, организованность, собранность даже в мелочах, мужественность и чувство команды – главное для пожарников. 26 апреля 1986 года именно такие парни первыми прибыли тушить пожар, возникший на четвертом энергоблоке Чернобыльской атомной станции.

Спровоцированные взорвавшимся ядерным реактором языки огня безжалостно поглощали все на своем пути, дымовая завеса практически не оставляла шансов на выживание тем, кто погружался в её глубину. Представив всё это, становиться очевидным, что варианты остаться в живых в таких ситуациях сведены к нулю.

Но профессия пожарного – не для слабых. Поэтому ни об опасности, ни о распространившемся повсюду смертельном уровне радиационного заражения – они не думали.

Герои Чернобыля

Дежурные пожарные бригады, одна за другой прибывая на место катастрофы, самоотверженно вступали в бой со стихией, еще не понимая тогда, что на их глазах полыхала самая масштабная техногенная катастрофа за всю историю человечества.

Кто были эти бесстрашные ребята из пожарных караулов, прибывшие по аварийному сигналу диспетчера первыми на место трагедии на ЧАЭС? Что им пришлось пережить после катастрофы? Известно, что выжили из них – единицы. 

Владимир Правик

  • Лейтенант Владимир Правик – герой Чернобыля, служил начальником караула ВПЧ-2 Управления внутренних дел. Был среди первых, кто участвовал в тушении пожара на Чернобыльской АЭС. Званием Героя Советского Союза награжден посмертно.

Владимиру на момент аварии на ЧАЭС было 23 года, он только что стал отцом – за несколько недель до аварии жена подарила ему долгожданную дочь.

Спустя шесть минут после взрыва на ЧАЭС именно его дежурный караул, вместе с подразделением лейтенанта В. Кибенка, были первыми подняты и направлены по тревоге к месту катастрофы.

Увидев смертоносные языки пламени, вырывающиеся из разрушенной крыши реактора, он мгновенно оценил масштаб катастрофы. Первый сигнализировал о максимальной пожароопасной ситуации, давая понять, что необходима срочная помощь всех дежурных караулов изо всех близ ближайших пожарных частей.

Пламя приближалось к помещению, где расположены несколько тонн машинного масла. Владимир понял, что за считанные минуты на воздух может взлететь вся атомная станция, со всеми смежными энергоблоками. Мгновенно он сконцентрировал все собственные силы и ресурсы своей бригады на тушение этого очага пожара – нужно было, во что бы то ни стало, не допустить расползание очагов пламени.

До приезда подкрепления его бригада справилась со своей задачей. Он вышел из пылающего пламени едва живым, тем не менее, избежать получения высокой дозы радиации ему не удалось. В специализированной клинике, где он проходил лечение, ему удалось прожить после аварии всего две недели. Владимир скончался от острой лучевой болезни в 6-й московской клинической больнице, спустя два дня после празднования 9 Мая.

Виктор Кибенок

  • Лейтенант Виктор Кибенок – потомственный пожарный, он работал на ВПЧ-2 по охране Чернобыльской АЭС. Прибыл на место аварии через 12 минут после взрыва. Умер 14 мая 1986 от лучевой болезни в 6-й Московской клинической больнице. Званием Героя Советского Союза награжден посмертно.

На месте аварии, Виктор возглавил пожарную разведку. Максимальный рубеж реакторного блока составлял более 70 метров. Но, выполняя свой профессиональный долг он шел, пробираясь сквозь огненные языки и клубы дыма на всех уровнях, в том числе в машинном зале.

В тех условиях двадцати минут было достаточно для получения смертельной дозы радиации. Приборы дозиметристов не выдерживали нагрузку, они не были рассчитаны к таким масштабам выбросам радиоактивных отходов.

Будучи лидером газодымозащитной бригады, Виктор проводил разведывательную операцию в эпицентре радиационного загрязнения – в помещении реакторного зала. Не обращая внимания на очевидную опасность, он личным примером показывал подчиненным, как нужно выполнять свой профессиональный долг. Был вдохновителем для своих коллег на выполнение поставленных задач.

Получив во время тушения пожара на ЧАЭС огромную дозу радиации, Виктор умер, спустя два дня после смерти своего боевого товарища – Владимира Правика.

Леонид Телятников

  • Майор внутренней службы Леонид Телятников, герой Советского Союза, в 1983 году был назначен начальником ВПЧ-2 по охране Чернобыльской АЭС.

На момент аварии, специалист первого класса Л.Телятников был в тарифном отпуске, но выехать на отдых за пределы Припяти он так и не успел. Ему тоже сообщили об аварии, он прибыл на место катастрофы вскоре после В. Кибенка, В. Правика.

Будучи начальником пожарных расчетов, прикомандированных к ЧАЭС, Леонид Телятников взял на себя руководство пожарными бригадами. Во время тушения он не один раз поднимался на крышу реактора, последний раз спустится самостоятельно уже не смог.

После более трех часового пребывания в сердце пожара, проявляющие себя признаки острой лучевой болезни, буквально свалили его с ног. Он получил высокую дозу радиационного облучения, но, не смотря на неутешительные прогнозы врачей, выжил.

Пройдя тяжелейшее лечение в клинике, он продолжил службу во Внутренних войсках. Выйдя на пенсию, продолжал интересоваться судьбами пожарных. На общественных началах возглавлял Киевское Добровольное пожарное общество.

Звезду Героя, полученную за ликвидацию последствий аварии на ЧАЭС, афишировать не любил, и был очень закрытым человеком и гражданином. Его смерть в 2004 году, в период раскола Украины на оранжевых и бело-голубых прошла практически незаметной.

Василий Игнатенко

  • Командир отделения 6-й самостоятельной ВПЧ-2 – Василий Игнатенко, старший сержант внутренней службы.

Оставив дома жену, Игнатенко прибыв на место аварии в числе первых. Оценил верно обстановку и сконцентрировал силы личного состава на выполнение необходимых задач.

Сначала он с товарищами разбирал завалы, с целью установки лестницы между 3-м и 4-м энергоблоками, чтобы иметь возможность разложить рабочие рукава и приступить к тушению очагов огня на поврежденной крыше машинного зала.

Работая на максимальной высоте, при зашкаливающей температуре и тотальной задымленности, он личным примером вдохновил отделение на мужественные действия. Вынес на собственных руках из пожара трех своих товарищей, потерявших сознание из-за получения высокой дозы радиации.

Стало очевидным уже после трагедии, что его бригаду вызвали на обыкновенный пожар, защитной противорадиационной одежды ни у кого не было.

Самого Василия и его товарищей практически в одних рубахах доставили в медсанчасть. Приезжая к мужу в больницу, его беременная жена, вопреки уговорам врачей, старалась находиться с ним рядом.

Видела, в каких муках умирают пожарные, как мясо отслаивается от кости. Операция по пересадке костного мозга, донором в которой стала родная сестра Василия, результатов не дала, он умер в Москве 14 мая 1986 от острой лучевой болезни.

В. Игнатенко – Герой Украины с вручением ордена “Золотая Звезда”, награжден отличием Президента Украины – Крестом “За мужество”, но все это – посмертно.

Его дочь, родившаяся уже после аварии, получив высокую дозу облучения ещё в утробе матери, не прожила и суток.  

Мы помним героев

В числе ликвидаторов пожара на ЧАЭС были так же Николай Ващук – командир отделения 6-й самостоятельной ВПЧ, Владимир Тишура – старший пожарный отделения, и пожарный Николай Титенок, и многие другие.

Они, как и их боевые товарищи, отдали свои жизни во имя спасения остальных. Они тушили пожар, не предполагая, что погибнуть не от ожогов, полученных из-за пылающих языков огня, не от удушающего дыма и копоти, а от более жестокого врага – острой лучевой болезни.

Её коварство в том, что, даже выжив после пожара, у человека практически не остается шансов на спасение – радиация выжигает его изнутри. Пожарные находились в непосредственной близости к кратеру взорвавшегося атомного реактора четвертого энергоблока ЧАЭС.

Кругом клубы радиационной пыли, реки радиоактивной воды и пара. Зашкаливающая доза полученного ими радиационного облучения, забрала их жизни, оставив потомкам память о них, как о настоящих героях своего времени.

Ващук, Тишура, Титенок, Игнатенко, Правик, Кибенок – это фамилии тех пожарных, которым все мы обязаны жизнью. Их тела даже после смерти оставались очень радиоактивными, поэтому пожарные были похоронены в запаянных гробах и залиты бетонными плитами.

Дикая и мучительная смерть, ужасные похороны – все это, словно символический колокол напоминает будущему поколению о трагедии, о которой никто и никогда не вправе забыть.

Их именами названы улицы в местах, где они родились, учились. Мемориальные стелы, как символ памяти о тех, кто отдал свои жизни за спасение планеты от последствий катастрофы на ЧАЭС, сегодня есть в каждом украинском городе.

Человеческая память – уникальна вещь. Она с одной стороны увековечивает события, а с другой – не всегда способна помнить уроки, извлеченные из техногенных катастроф.

Чернобыльские уроки – должны стать ежедневной бегущей строкой в головах тех, кто пытается за счет жертв, покоящихся в бетонных могилах, выстраивать свои интересы. Мировая атомная индустрия, в части использования «мирного атома» в экономических целях, переживает сегодня свой ренессанс.

«Цена вопроса?», – как часто спрашивают себя об этом те, кто культивирует этот процесс по всему миру. И всё ли они предусмотрели для того, чтобы бетонные могилы в оцинкованных гробах больше не появлялись на нашей планете?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *