Чернобыльская катастрофа
Чернобыльская катастрофа

Завернутая в тускло-серый металлический купол конструкция, до сих пор – самое опасное строение на планете. Приближаясь к его стенам, специальный радиационный детектор пронзает тишину бешеным, пронзительным звуком – это сигнал опасности.

В этом страшном здании до сих пор живет смерть – ее не видно и не слышно, ее нельзя понюхать, или пощупать, но она в нем повсюду. Люди в специальной герметической одежде, взобравшись на крышу, осматривают это плоское поле, вычищенное ценой жизни сотен ликвидаторов аварии на ЧАЭС… 

600 тысяч людей – именно столько спасателей было привлечено для ликвидации аварии на ЧАЭС. Но особую миссию имели около четырех тысяч их них. Биороботы – так станут называть их те, кто отправлял молодых добровольцев выполнить, казалось бы, невыполнимое задание. 

Ударной волной от взрыва 4-го энергоблока графитовые стрежни реактора оказались разбросанными на огромном расстоянии. Они представляли смертельную угрозу. В процессе разработки мероприятий по ликвидации последствий аварии на ЧАЭС, всю зону атомной станции разбили на несколько секций, нумеруя не цифрами, а буквами Н.Л.К.М., которым впоследствии дали женские имена – Катя, Люда, Нина, Маша.

Последней секции – «Маше», досталось больше всего. Она была расположена у самого горла реактора, и встречала каждого устрашающими 8000 рентгенами. Все живое вокруг превращалось в пыль, спустя буквально считанные минуты. 

Зона «Маша» и биоконвейер

Очистить остатки кровли от радиоактивного графита и сбросить его разбросанные куски вглубь реактора – было сверхсложной и архи необходимой, почти невыполнимой задачей. Весь дальнейший комплекс мер по ликвидации последствий аварии, завесил именно от того, смогут ли ликвидаторы с ней справиться.

Было решено проводить очистку зоны «М–Маша» при помощи роботов. Считалось, что советская инженерия в области робототехники самая совершенная в мире и сможет самостоятельно изготовить необходимого дистанционного ликвидатора. Но оказалось, что парад техно-роботов, предоставленный советскими экспериментальными институтами был смешон и бесполезен. Отдельные экземпляры были смонтированы из обычного трактора, обшитого свинцовыми листами, другие вообще напоминали «стол на колесах».

Альтернативой советскому экспериментальному творчеству должен был стать немецкий экземпляр – JOKER, предоставленный Западной Германией в рамках партнерства и сотрудничества. При помощи вертолетов немецкого робота удалось выгрузить на остатки разрушенной кровли реактора.

Ро́бота запустили, он прошел не многим более метра и, зацепившись гусеницей за большой графитовый блок – остановился. Стоило огромных усилий, чтобы его приподнять и переставить, но он так и не заработал – электроника попросту выгорела.

Немецкий робот так и не сбросил с крыши ни единого куска графита. Как потом оказалось, причина состояла в том, что заказывая суперсовременную технику, советское правительство намеренно уменьшило дозу радиации, при которой планировалось её использовать.

Уменьшило, чтобы не вызвать негативной реакции международного сообщества. Узнай оно тогда о реальной опасности планетарного масштаба – волна международного негодования в адрес советского правительства была не менее катастрофической.

Техника отказывалась работать, поэтому нашли единственный выход – посылать в зону «М – Маша» живых людей. Государство, которое десятилетиями считалось державой с супер космическими достижениями, не смогло предложить ничего лучшего, нежели переложить проблему расчистки графитовых осколков на плечи 25-35 летних добровольцев.

Молодых парней одевали в свинцовую жилетку, прорезиненный фартук, и отправляли на полторы минуты, друг за другом, конвейером, прямо в горло взорвавшегося реактора. Раций не было, единственным источником связи был звон о металлическую рейку, обозначающий сигнал срочного возвращения.

Считалось, что суммарное количество полученной за это время радиации составляло не многим больше 25 бэр, хотя по факту оно было в разы больше. И поэтому, в надежде выжить, похожие на биороботов добровольцы, поднимаясь по металлической лестнице, и сжимая в руках лопату – отсчитывали в голове каждую секунду.

Тогда, 33 года назад, отправляясь на крышу разрушенного ядерного реактора, добровольцы четко отдавали себе отчет, что предстоящие полторы минуты жизни будут для них решающими. Для кого-то героическими, а для кого-то, если что-то пойдет не так – последними в жизни. Такой биоконвейер оказался эффективным и безотказным. Возложенную на них миссию добровольцы выполнили достойно. 

Чернобыль сегодня

И сегодня это место остается крайне опасным, находи́ться без риска для жизни там можно не более пяти минут. Чернобыль – ни когда не станет прошлым, он – наше настоящее и наше будущее, жить с которым следует предельно осторожно и максимально профессионально, чтобы эти катастрофические цифры больше не повторились никогда: 

  • вследствие катастрофы на ЧАЭС пострадало – 1 961 904 человека;
  • радиация изотопов в 30-40 раз больше, нежели 300 сброшенных атомных бомб на г. Хиросиму;
  • 60 тонн радиоактивных веществ поднялись в воздух, в том числеизотопов урана, плутония, иода-131, цезия-134, цезия-137, стронция-90;
  • 30 км – радиус зоны отчуждения;
  • 600 000 ликвидаторов занимались устранением последствий аварии.
  • по данным всемирной организации охраны здоровья 4000 тысячи человек погибло от Чернобыльской катастрофы и может погибнуть в будущем от ее последствий
  • 31 человек погиб в первые дни непосредственно от аварии на ЧАЭС
  • 200 тыс. км. площадь радиоактивного заражения