Чернобыльский синдром
Чернобыльский синдром

Одну из форм социальной напряженности в обществе связывают с аварией на ЧАЭС, дав при этом ей соответствующее название – «чернобыльский синдром». Примечательно, что в его формировании непосредственно радиации отведена значительно меньшая роль, нежели действиям представителей государственных органов, общественных организаций, или публикациям известных журналистов или блогеров.

Словом «чернобыльский синдром» связывают с мнением людей, не являющимися глубокими специалистами ни в сфере радиационной биологии или экологии, ни в широкомасштабной отрасли радиационной защиты и энергетической безопасности. Груз воздействия последствий чернобыльской катастрофы на психологическое здоровье людей, в большей степени – факт отсутствия доверия официальным органам и политическим лидерам. Это особенно ощутимо, когда вопрос затрагивает отрасль ядерной энергетики.

Скептики культивируют не доверительное отношение к власти, чем усугубляют трудности во взаимопонимании влияния радиации, ее последствий на все жизненно важные сферы деятельности человека. В свою очередь неспособность чиновников, их нежелание отвечать на поставленные гражданским обществом вопросы – только углубляет этот конфликт интересов.

Как подтверждают исследования, беспокойство, депрессию и стресс связывают с наличием внешнего радиоактивного загрязнения. Тем не менее, с точки зрения медицины, эти факты расстройства психики нельзя связывать с показателем физического последствия облучения. Недоверие к целому ряду источников информации наиболее острый характер имело в первый послеаварийный период.

Советское руководство по настоятельной рекомендации международных партнеров приглашало иностранных экспертов посетить загрязненные радиацией территории, а также организовывало им встречу с отечественными специалистами в рамках круглого стола.

Каждый имел возможность высказать свою точку зрения, причем происходило это публично с приглашением средств массовой информации. В целом такие визиты дали позитивный результат, во всяком случае, им удалось слегка понизить градус напряжения в обществе, уменьшив опасения людей, которые были подвергнуты «чернобыльскому синдрому». Полностью оградить от него общество увы, не удалось. Отягощающим фактором послужили серьезные экономические трудности, которые укрепили негативное отношение к властям.

В течение нескольких последующих лет после аварии антиядерные общественные демонстрации стали нормой не только в крупных городах Украины и Беларуси, они приобрели массовый характер в ряде зарубежных стран. Пренебрежение мнением общественности со стороны некоторых ученых и государственных деятелей накаляло ситуацию изнутри, монолитное советское государство начинало «трещать по швам». Авария на ЧАЭС привела к подрыву традиционных устоев и послужила постепенному разладу образа жизни в СССР.

Переселение

Согласно статистике, большая часть эвакуированного населения Чернобыльской зоны, особенно её сельский контингент, были коренными поселенцами, жившими на территории, подвергшейся радиационному заражению, из поколения в поколение. Вынужденная эвакуация затронула серьёзные семейные ценности. Некоторые так и не смогли смириться с новым местом жительства. Спустя некоторое время не многочисленная группа переселенцев, постепенно стала возвращаться в свои брошенные дома.

Тем не менее, порядка 80% жителей эвакуированных территорий выразили желание переехать в другие районы Украины, небольшая часть специалистов атомщиков дали согласие на переселение и трудоустройство на территории РСФСР, где в наличие была перспективная работа на других атомных станциях. На желание уехать подальше от Чернобыльской зоны влияла не только радиационная ситуация. Сказывались, в том числе экономические факторы, стремление за счет финансируемого государством переселения улучшить уровень комфорта собственной жизни, в том числе жилищные условия.

Результаты отдельных исследований участников ликвидации аварии на ЧАЭС показали, что часть из них, даже получив минимальную дозу облучения, находилась в состоянии повышенного эмоционального и психологического стресса.

В качестве доказательства приводилась вспыльчивость, склонность к депрессиям, закомплексованность, неуверенность в себе, растерянность, у большинства – нарушение сна, постоянное ощущение панической атаки. Типичным выходом из сложившейся ситуации многие видели изоляцию от общества, закрытый образ жизни, уединенность в мире собственных внутренних переживаний.

Такие последствия не имеют ничего общего с облучением и ярко демонстрируют психологические проблемы человека, пережившего эмоциональный шок, или испытавшего на себе разного рода стрессовые ситуации, и не являются следствием лучевой болезни. В свою очередь нельзя исключать проявления психологической патологии у тех, кто живет с чувством постоянного ожидания угрозы радиационных последствий.

По сравнению с Украиной, Россией и Беларусью психологические расстройства от возможных радиационных последствий, вызванных аварией на ЧАЭС, были менее заметны и выражались в основном социальной реакцией. Вместе с тем, так называемый «чернобыльский синдром» был зафиксирован в некоторых западноевропейских странах, и имел форму ярко выраженного увеличения численности прерывания беременности у женщин.

Медики Венгрии, Греции и ряда других стран фиксировали в своих отчетах в качестве подтверждения повышенного уровня абортов именно эту причину. Во многих странах в первое время после трагедии в Чернобыле к абортам прибегали именно по причине опасения за полноценность будущего поколения.

В целом в Европе число потенциально не родившихся детей составило порядка 200 тысяч. Отдавая дань справедливости, стоит сказать, что тогда о возможных последствиях для новорожденных младенцев врачи знали не больше, чем их пациенты. Рождаемость упала – это неоспоримый факт, но причиной этому были не научно доказанные исследования, ведь их попросту невозможно было провести, а обыкновенный страх и неизвестность.

Только спустя годы, проведя системные исследования, стало очевидным, что количество выброшенной в атмосферу радиационной пыли, миграция радионуклидов по всему земному шару, имели отношение к прерыванию беременности ровно такое же, как прошлогодний снег. Заключения врачей доказали, что воздействие небольших доз радиации на организм ничем не отличается от такого количества облучения, полученного в результате длительного перелета в самолете или посещения рентген кабинета в районной поликлинике. Только от них, почему-то никто не спешит делать аборт.

Причина всему – «чернобыльский синдром», именно такой диагноз ставят специалисты многим явлениям и фактам, усугубившимся в обществе в первые периоды после катастрофы на ЧАЭС. Сегодня понять их природу и причину может практически каждый психоаналитик.

Но тогда, 33 года назад, это было сравни полету в космос. Что-то далекое и неизведанное – страх неоправленного риска, ощущение собственной беспомощности, ограниченное чувство психологической свободы. Таким Чернобыль отзывается и сегодня в головах многих, кто пережил 26 апреля 1986 года. 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *