Пандемия COVID-19: наступаем на одни и те же грабли
Пандемия COVID-19: наступаем на одни и те же грабли

Попытки найти «козла отпущения» – наша общая ментальность. Мы пытаемся «искать крайнего» в любых форс-мажорных обстоятельствах. Стараемся снять с себя ответственность и переложить ее на кого-угодно.

Нынешняя весна принесла людям очередное испытание, как было когда-то, в уже далеком 1986- м году. Ранняя весна 2020 года окутала планету очередной невидимой угрозой – короновирусом. Пандемия COVID-19, как и радиация в 1986-м – неожиданный и коварный вызов медицине, науке, человечеству. 

Набухшие почки на деревьях и кустарниках вот-вот лопнут — в преддверии настоящего тепла они ненадолго затаились, пережидая небольшие ночные заморозки. Свежий воздух пахнет весной, предвещает восстановление и новую надежду — нет никаких подозрений, что нынешняя весна, возможно, принесет кому-то смерть.

Мы ходим с опаской, оглядываемся на окружающих, здравомыслящие и законопослушные — мы изолировались на карантин, старательно моем руки, пытаемся снова и снова очистить себя от невидимого врага, ищем уединенные места, где можно спрятаться или убежать от вируса. 

Раздумываем, какую пилюлю дать нашим детям, чтобы эффективно защитить их от COVID-19? Некоторые запасаются туалетной бумагой и продуктами, некоторые иронично посмеиваются над радикальными методами, которые декларирует власть. Можно ли всему этому доверять, а возможно проще прибегнуть к успокоительным методам и по традиции — переложить вину на кого-то другого, как было весной 1986 года? Виновников хватает, китайцы, например?

Тогда, весной 1986 года, когда взорвался реактор на Чернобыльской АЭС и ветер разбросал смертельную радиацию во все стороны, мы боролись с неизвестностью, тревогой и страхом, потому что практически ничего не знали о случившемся на ЧАЭС, особенно первое время — только слухи, разговоры на кухне и соседская болтовня. Лишь не многие старались отличить зерна от плевел, пытались искать источники, чтобы не путать факт от пропаганды и разобраться с молчаливой и невидимой угрозой, которая надвигалась с ветром.

Страх и опасность, которые несет собой коронавирус — оправданы, но, по мнению некоторых экспертов, преувеличены. Нынешняя угроза иная — радиация после взрыва на ЧАЭС, не превратилась в вирус или патоген. Локация коронавируса может распространяться по планете со скоростью полета реактивного боинга, а от человека к человеку – в миг малейшего прикосновения.

Радиация из пылающего 4-го энергоблока Чернобыльской АЭС направлялась исключительно туда, куда ее нёс ветер, и при этом любой карантин или социальная самоизоляция были бесполезными в борьбе с радиационным заражением. 

Две катастрофы имеют общее признаки 

В первую очередь — это отвратительное чувство беспомощности и уязвимости перед невидимым врагом. Внутренний осознанный страх, что этот враг, скорее всего где-то очень близко, вероятно совсем рядом, или уже овладел твоим телом и подсознанием. А еще разочарование при понимании того, что науку и в частности медицину — застали врасплох, ученные оказались не готовы к очередному испытанию. 

Авария на ЧАЭС произошла в критический момент истории бывшего СССР. Лишь за год до этого Михаил Горбачев, придя к власти, взялся за внедрение реформ с помощью “гласности” и “перестройки”. Однако, как только произошла трагедия в Украине и взорвавшийся реактор начал извергать смертельную радиацию, советская система снова вернулась к прежним методам работы — вранье, манипуляция информацией и режим тотальной необоснованной секретности. Прошло время, прежде чем Кремль, напуганный международной изоляцией, инициируемой властями Скандинавии, начал хотя бы признавать, что в Союзе действительно произошла катастрофа. 

Первое официальное правительственное сообщение было запущенно в эфир по классическому сценарию тоталитарного режима: ” Произошла авария на Чернобыльской АЭС. Проводятся меры для ликвидации последствий. Пострадавшим оказана помощь. Создана специальная правительственная комиссия”. 

К тому времени люди уже научились читать между строк: краткие формулировки про “комиссию” и “меры” говорили о случившейся катастрофе и вселяли понимание того, что жизнь под угрозой. Страна поставила лаконичный диагноз всей государственной системе — беспрецедентная ложь превыше жизни собственного народа. 

На всём ходу мчась в светлое будущее, пропагандистская машина вмиг начала терять скорость и контроль над собственной историей. Руководство СССР вынуждено было позволить фактам, о случившейся катастрофе на ЧАЭС, просочиться в социальное пространство. Тем не менее, старая, проверенная годами привычка во всем винить Запад — ни куда не делась. 

Ли Венлянг и Валерий Легасов — они сказали миру правду

Власть настаивала, что американцы и европейцы используют аварию на ЧАЭС с целью подрыва доверия к СССР и распространения “кампании ненависти”. Следуя аналогичной практике, авторитарное руководство Китая подобным образом отреагировало на распространение коронавируса в Ухане. Но возможности Пекина контролировать утечку информации, особенно в век информационной глобализации, значительно меньше, чем были у СССР в 1986 году, где информационных технологий не было даже в зародыше. 

Видимо именно желанием донести информацию и не допустить второго Чернобыля, вызвана во всем мире симпатия к погибшему китайскому доктору Ли Венлянгу, который первым поведал миру о вспышке новой болезни, в следствие чего и был обвинен китайскими чиновниками в “грубом подрыве общественного порядка”.

Это доказывает тщетность попыток властей контролировать информационное пространство. Логика того, что предупреждение доктора Ли помогло быстрее и лучше сдержать вирус — абсолютна очевидна. На этом фоне очень отчетливо можно провести параллель между Ли Венлянгом и Валерием Легасовым, который ценой собственной жизни рассказал миру правд у о том, что произошло на ЧАЭС в 1986 году. Такие разные люди и такие похожие судьбы.

Поскольку независимые СМИ во всем мире, подобно самому профессиональному медицинскому истеблишменту, «не купились» на первоначальные успокоительные лозунги, что COVID-19 – это обыкновенный грипп, у мирового сообщества, которое, узнав реальную картину заражения короновирусом, появился шанс, не дать себя долго дурить. Все быстро осознали, что жизнь населения планеты в опасности.

Последствия от «радиационной пандемии» 1986 года мы будем ощущать на себе еще колоссальное количество времени, в то же время гравитацию коронавируса человечество может остановить путем жестких карантинных мероприятий, по средствам личной гигиены и социальной ответственности.

Сегодня информация о распространении эпидемии короновируса COVID-19, об испытании вакцины против этого штамма гриппа — доступна даже школьнику, попытки обвинить кого-угодно в заражении из-за границы вызывают, по меньшей мере, разочарование и говорят скорее о социальной безответственности и отсутствии элементарной политической и человеческой порядочности.

Не проще ли вместо нелепых обвинений и нагнетания ситуации следить за собственной гигиеной? Как тут не придаться самоиронии и не пошутить о том, что будущие штаммы вирусных заболеваний, вероятно, стоило бы даже придумать, чтобы заставить человечество чаще думать о чистоте не только собственных рук, но и вспомнить о дезинфекции остальных органов, в том числе мыслей в голове. 

Для СССР авария на ЧАЭС стала рубиконом, за которым уже просматривалась гибель системы, в которой общество не жило, а существовало, искусственно поддерживаемое страхом, запретами, диктатурой. Но даже сегодня, в первые дни весны, почти 34 года спустя после катастрофы в Чернобыле, столкнувшись с очередной бедой планетарного масштаба, общество задает один и тот же насущный вопрос — всю ли правду нам говорят? 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *