Рассвет и закат науки в Чернобыле
Рассвет и закат науки в Чернобыле

После трагедии на ЧАЭС многие ставили крест на перспективе дальнейшего развития этого региона. Считалось, что жизнь в зоне отчуждения – если не умерла, то затихла на сотни лет. Но наука, как говорится «забила вовсе колокола», и вполне конкретно расставила все на свои места – в том числе сроки возможной реабилитации всего живого, и восстановления утраченного экологического ресурса. 

Как только появилась первая возможность – в зону отчуждения стали направляться научные коллегиумы. Изучали всё, что попадало под руки – ученых интересовали абсолютно все компоненты, загрязненные радиоактивными веществами. Для качественного анализа экологической системы в целом, а также с целью наработки предложений по ликвидации последствий катастрофы, ученые трудились на своем боевом фронте, также самоотверженно, как пожарные, тушившие четвертый энергоблок ЧАЭС в ночь катастрофы.

Большое практическое значение имели эксперименты и предложения по эффективности средств защиты органов дыхания. Для радиобиологов важным вопросом был процесс воздействия пищевых добавок и химических соединений на организм человека в рамках эксперимента по снижению воздействия уровня излучения. Отдельная научная лаборатория трудилась над отраслью воздействия радиации на агропромышленный и сельскохозяйственный комплексы.

Важно было квалифицированно определить зону научного поиска в вопросе изучения поступления радионуклидов в те или иные продукты сельскохозяйственного производства, а также в организмы животных и растений. Фундаментально изучив этот вопрос, ученые смогли с предельной точностью определить возможность дальнейшей эксплуатации индустрии животноводства и растениеводства, технологии ведения всего комплекса сельскохозяйственных работ на загрязненных радиацией территориях. 

С этой целью в зоне отчуждения был организован штаб Академии наук, а также были развернуты оперативные экспедиции ведомственных научных управлений. ЧАЭС нуждалась в ученых, как никогда. Нужно было осознать случившуюся реальность, возникшую после аварии. Ученые стали чуть ли не единственными, кто аккумулировал в своих лабораториях весь спектр информации – от загрязненности территории и состава радиоактивных выбросов, до оценки ущерба и дальнейших перспектив ЧАЭС. Всю полученную информацию ученые систематизировали в кротчайшие сроки.

На ее основании составлялись инженерные планы работ, управленческие распоряжения оперативного штаба, на их базе формировались новые технологические процессы, которые впоследствии стали фундаментом перспектив дальнейшей эксплуатации ЧАЭС в послеаварийный период. Большинство привычных и понятных для мирной жизни технологических работ пришлось пересматривать. Вся эта работа в условиях повышенного радиационного фона требовала огромных сил и концентрации, как живого ресурса – людей, так и спецтехники.

Научное сопровождение охватывало весь спектр исследований, проводимых учеными в зоне отчуждения. Всю первую пятилетку после аварии наука была направляющим вектором для огромной армии ликвидаторов. Научный потенциал, несмотря на сложность обстановки, многоплановость задач, имел оперативный характер и использовался, как флагман множества научных организаций.

К началу 90-х годов – критический послеаварийный период остался позади. Уже был сдан в эксплуатацию саркофаг, осуществлена дезактивация территории станции, запущены уцелевшие энергоблоки ЧАЭС. Ввиду политических событий, повлекших за собой распад Советского Союза, координация работ по ликвидации последствий аварии полностью перешла на плечи украинской стороны. Территория зоны отчуждения оформилась, как отдельная ведомственная структура со своим административным управлением, но и со своими проблемами – из-за острого недостатка финансирования.

По объективным причинам, возникшим на этом фоне, в Украине возникла необходимость создания собственных научных ведомств, которые занимались бы исключительно организацией обеспечения работ по минимизации последствий аварии на ЧАЭС и выработке комплексной стратегической Программы дальнейшего развития зоны отчуждения. Таким образом, в среде ученых возникло понятие – «зоновская наука». Её история насчитывает одно десятилетие – с 1991 по 2001 гг.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *