Очистка 3-го энергоблока ЧАЭС: метла, ведро с тряпкой и лопата
Очистка 3-го энергоблока ЧАЭС: метла, ведро с тряпкой и лопата

18 сентября 1986 года в Чернобыль прибыла комиссия Министерства Обороны СССР. Цель приезда – решение вопроса относительно привлечения военнослужащих к работам по очистке кровли третьего энергоблока ЧАЭС от радиоактивных материалов. 

Комиссия изначально была категорически против привлечения военнослужащих к этой опасной работе. Однако из-за невозможности использования дистанционно управляемых механизмов и гражданского населения, решением Правительственной комиссии эта работа была возложена именно на военных.

В основном в решении задач по очистке кровли 3-го энергоблока от радиоактивных источников принимали участие части инженерных войск. Пределом радиоактивной нагрузки была определена доза в 20 бэр, что давало возможность каждому военному находиться в опасной зоне до 3 минут.

Прежде чем отправлять людей для сбора обломков ядерного топлива, туда первыми поднимались разведчики-дозиметристы. Ими было разработано 660 маршрутов. В общей сложности при выполнении мероприятий по дезактивации третьего энергоблока в сентябре 1986 на крыше отработал 1021 военнослужащий, а в декабре – при повторной его дезактивации – еще 1500 человек. 

В соответствии с решением Правительственной комиссии работы по очистке кровли третьего энергоблока были выполнены к концу сентября военнослужащими-добровольцами. Средняя доза их облучения составила 10 бэр.

При этом военные с горечью отмечали, что слабым местом дезактивации станции было отсутствие средств малой механизации. Метла, ведро с тряпкой и лопата – при помощи таких незамысловатых орудий труда, да еще в условиях высокого уровня радиоактивного загрязнения, были проведены все чрезвычайно важные мероприятия. 

Сложные и многоплановые задачи стояли перед военными, которые принимали участие в осуществлении процесса введения в действие 3-го энергоблока станции. Сложность и опасность состояли в том, что непосредственно в момент аварии и еще несколько часов после нее, продолжала работать общая для 3-го и 4-го энергоблоков вентиляция, которая перемещала к 3-му блоку радиоактивные аэрозоли, причем часть из них оседала непосредственно на внутренних поверхностях воздуховодов.

Кроме того, в результате взрывов образовались бреши в крыше и стенах, были выбиты двери и окна, что способствовало образованию неконтролируемых утечек радиоактивно загрязненной воды и сквозняков, что вызывало вторичное загрязнение помещений. 

Важнейшие работы проходили на разрушенном 4-м энергоблоке

Кроме тампонирования и дезактивации, военными была выполнена и другая очень большая и важная работа – захоронение разрушенного 4-го блока. Силами инженерных войск оно началось со строительства защитной стены вокруг развала толщиной 6 метров и одновременно дезактивации территории вокруг энергоблока. Работу, в условиях радиационного фона от 5 до 370 рентген в год, выполняли 26 инженерных батальонов различного назначения, текущей численностью более 8000 человек и порядка 900 единиц специальной инженерной техники. 

Необходимость постоянного контроля аэрозольных выбросов в кратере разрушенного реактора 4-го блока и наблюдения за зонами с высоким уровнем радиации подтолкнула работников Военной академии химической защиты и Института Атомной Энергии им. Курчатова к организации передвижных установок дистанционного управления.

Наряду с контролем внутреннего и внешнего загрязнения помещений 4-го блока, шел поиск наиболее рациональных способов контроля загрязнения окружающей среды, в частности воздуха. Необходимость постоянного наблюдения за выбросами обусловила разработку специальной методики отбора проб аэрозолей в воздушном шельфе над горнилом реактора.

Выполнение этой задачи стало возможным только благодаря четкому распределению обязанностей между всеми участниками этого процесса. В выполнении этой работы были задействованы Минобороны, Госкомгидромет, Минхимпром, АН СССР и другие ведомства. 

В ходе решения проблем, которые возникали при сооружении укрытия над разрушенным 4-м энергоблоком, часто использовались оригинальные технические решения. Для выполнения работ на объекте «Укрытие» необходима была дистанционно управляемая техника. Поэтому в системе Минатомэнерго СССР было оперативно создано производственное объединение робототехники и аварийно-восстановительных работ, в состав которого вошли проектно-техническое бюро, опытное производство и аварийно-технический центр.

На производственное объединение робототехники и аварийно-восстановительных работ возлагались функции заказчика на создание робототехнического комплекса дистанционно-управляемых систем для работ в условиях высокой радиации.

Комплексная система очистки от радиации включала в себя: 

  • разработку высокотехнических средств тушения пожаров на атомных станциях, 
  • подготовку персонала для работы в условиях повышенной радиации при авариях, ремонте оборудования, выводе из эксплуатации и консервации энергоблоков атомных станций; 
  • испытания созданных образцов робототехнических комплексов и дистанционно управляемых систем для атомной энергетики, включая проведение полигонных испытаний; 
  • организацию работ с использованием робототехнических комплексов и дистанционно управляемых систем в условиях повышенной радиации, с выводом из эксплуатации и консервацией энергоблоков,
  • организацию работ по ремонту оборудования в нештатных ситуациях, а также при авариях на атомных станциях с опасным выбросом радиоактивных веществ в атмосферу и ликвидацией последствий этих аварий; 
  • продолжение работ в зоне отселения ЧАЭС по обслуживанию пунктов захоронения радиоактивных отходов, дезактивацию и пылеподавление, восстановление зданий и сооружений.

Обеспечение долгосрочного и контролируемого захоронения топлива четвертого энергоблока было ответственной и чрезвычайно сложной задачей. Её успешное решение было возможно только при правильно выбранной стратегии ведения работ.

Поэтому, перед Институтом Атомной Энергетики им. Курчатова, и Управлением строительства была поставлена ​​задача к декабрю 1987 года подготовить наработки о необходимости выполнения специальных мероприятий, чтобы обеспечить это требование. Оснований сомневаться в том, что данные наработки были подготовлены на много раньше срока – нет. Времени на долгие размышления никто не давал, да и само время – играло не на стороне разработчиков.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *