Радиоактивный бизнес или «деньги не фонят»
Радиоактивный бизнес или «деньги не фонят»

Начало 2000-х годов стало для серой обыденности Чернобыльской Зоны отчуждения полным «весьма предприимчивых идей». Креативный бизнес, основанный на конкретной платформе «зона должна давать доход» – стал для любителей легкой наживы чуть ли не «официальным источником доходов».

Мародеров в Зоне хватало всегда – борьба с ними то набирала обороты, то плавно утихала. Но с чернобыльским бизнесом начала 2000-х все было гораздо серьезнее – источником доходов стала не просто награбленная посуда или вещи из брошенных квартир, а радиоактивный лес и металлолом. То есть призыв «возродить пострадавшую землю» некоторые поняли весьма буквально, а потом, несколько переосмыслив лозунг, решили освобождать Зону от всего лишнего, устаревшего, залежавшегося и так далее.

Пафосная цель была трансформирована в креативный бизнес с конкретными источниками дохода – была организована системная вырубка чернобыльского леса, налажен рынок сбыта, и в конечном итоге – заинтересованные лица стали получать вполне ощутимые дивиденды.

С металлом картина была аналогичной – в ход шел весь металлолом, оставшийся в брошенных домах и квартирах, учреждениях и организациях – системы отопления, аппаратура, телевизоры, посуда, садовый инвентарь, кровати, стулья, распиливали на куски даже безнадежно устаревшие брошенные автомобили. Вывоз металлолома и леса были удобны по следующим причинам:

  • с технологической точки зрения процесс довольно простой и быстрый;
  • работа не требует квалифицированной рабочей силы и или спец. подготовки
  • добытое, а точнее сказать награбленное – имеет обширный рынок сбыта.

Люди, непосвященные в детали этого четко налаженного схематоза, как сейчас принято называть, высказывались о нем, как о бизнесе, с сомнительным моральным аспектом. Одним словом – мародерство чистой воды. Ведь было очевидным, что существовал колоссальный риск попадания в хозяйственный оборот радиоактивно загрязнённых материалов.

Но снова вернемся к предприимчивым 2000-м годам. По официальной версии все материальные объекты, оставшиеся на территории зоны отчуждения, не состоявшие на балансе предприятий, имели нулевую стоимость. Плюс ко всему уже существовал условный порядок, согласно которому были прописаны радиационные нормативы всего, что вывозилось из Зоны, в том числе это касалось леса и металлолома.

Поэтому с правовой точки зрения подобный бизнес – это не мародерство, а частное предпринимательство – источник внебюджетных доходов, как гласила тогда идеология. Для любого предпринимателя вполне естественным является стремление к увеличению собственной прибыли при минимальных издержках. Но вот только как относится к тому, что снижение издержек в вопросе обязательной и категорической необходимости предварительной дезактивации ценного ассортимента металла – вещи не сопоставимые.

Весь цветной металл, некоторые узлы механизмов и прочий металл-антиквариат – находился, в подавляющем большинстве, в самых радиоактивно загрязненных местах (5-10км зоны) и являлся источником повышенного радиационного излучения. Организовать сбор и дальнейшее освоение запасов такой «радиоактивной добычи» возможно только при прохождении самых сложных технологий дезактивации.

Но на то они и предприниматели легкой руки – люди с хваткой льва и быстротой принятия сомнительных решений. Они мгновенно сориентировались и оперативно нашли возможность обойти необходимые контрольно-пропускные процедуры и вывозить металл без контроля. Это оказалось гораздо эффективнее, чем нести ненужные дополнительные издержки, к тому же – «деньги, как говориться, не фонят». В 2008-2009гг. сотрудниками Службы Безопасности Украины фактов нелегального вывоза леса и металла из Зоны отчуждения было пресечено немало. 

Ядерный туризм

Зона отчуждения – интересный арт-объект, с этим сегодня трудно не согласиться. В конце 90-х начале 2000-х ее чаще посещали только те, кому она была интересна с профессиональной точки зрения – журналисты, фотографы, учёные, студенты, общественные деятели. И только со второй половины 2000-х ситуация стала меняться в пользу тех, кто рассматривал Зону, как объект туристического формата с весьма увлекательными и экстремальными площадками.

Стали организовываться экскурсии с комфортным и безопасным перемещением по зоне отчуждения, включающие в себя посещение г. Припять и ЧАЭС – канал с сомами, смотровую площадку объекта «Укрытия», г. Чернобыль – мост через реку Припять, церковь Святого Ильи, памятник погибшим ликвидаторам и посещение какого-нибудь брошенного села по маршруту следования.

Это привело к появлению любителей экстремального туризма – сталкеров, которые стали своеобразной тенью ядерного туризма. Для них Зона представляет тот же интерес, что и для остальных – туристическое любопытство, но они выбирают для себя весьма странный способ для достижения своей цели – нелегальный, рискованный и порой труднопроходимый маршрут.

Сегодня, в век глобального интернета и спутниковой доступности, существуют многочисленные сталкерские организации, осуществляющие нелегальные походы в чернобыльскую зону отчуждения , налажены каналы обмена информацией, создан специальный сленг для общения.

Для многих представителей молодого поколения любителей туристического экстрима это стало настоящим бизнесом, а такие понятия, как «зона отчуждения», «четвёртый энергоблок ЧАЭС», «Припять», «Чернобыль», «радиоактивное загрязнение» перестали быть просто исторической памятью, а стали предметом интереса огромного числа современной молодежи.

Ранее, упомянутые проявления туристического креатива можно было встретить в зоне в основном только Припяти. Для экскурсий, организованных сталкерами, вполне реальна ситуация, когда, выглядывая из какой-нибудь многоэтажки города, служащей для них временной отсидкой, на центральной площади города «туристы» наблюдают за «ударниками капиталистического труда», осуществляющими погрузку в автотранспорт старых батарей, труб, ванн, а параллельно и другого имущества, оставшегося от жителей брошенной Припяти. 

Предсказание будущего

Сегодня, как известно, существует несколько явных пргрессивных «точек развития», которые вполне вероятно станут толчком для дальнейшей долгосрочной перспективы развития Зоны отчуждения. 

Первая – это работы связанные со строительством и последующим полным эксплуатационным стартом безопасного конфайнмента, что является очередным шагом на пути выведения из эксплуатации Чернобыльской АЭС.

Вторая — дальнейшее развитие туризма. Как известно, еще в декабре 2010 года руководство МЧС Украины официально открыло зону отчуждения для легального посещения туристов. Надо полагать, что тогда руководство вовремя осознало важность туристического направления бизнеса на территории Зоны и поставило его на контроль.

Это обстоятельство не сократило, а приумножило легальный туристический поток в Зону. Сегодня с целью разнообразия маршрутов, придания им естественного колорита и связанное с этим желание улучшения управляемостью зоной отчуждения к традиционным объектам добавился новый специализированный туристический формат – экотуризм и фото-туры. 

Заключение

Очевидное будущее зоны сегодня уже можно предвидеть – оно будет связано с комплексом современных проектов по выводу ЧАЭС из эксплуатации и модернизированным преобразованием объекта Укрытие-2 в экологически безопасную систему, с параллельным распределением в ней супер технологических площадок для реализации всевозможных туристических проектов.

Временной дед-лайн этих процессов от 50 до 100 лет. Уже не вызывает сомнений, что главной ареной таких проектов будет служить промплощадка атомной станции – новый безопасный конфайнмент. Остается решить ряд вопросов по выбору наиболее реалистичных техно-проектов, найти ресурс для их реализации, в том числе кадровый и интеллектуальный.

Но других путей для развития и поддержания Зоны в рамках максимально современного экологического арт-объекта не существует – слишком много пройдено за долгие годы точек невозврата. 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *