ЧАЭС: обеспечение снабжения
ЧАЭС: обеспечение снабжения

Пребывание большого количества военных в районе Чернобыля нуждалось в организации соответствующего материально-технического и торгового обеспечения. Были поставлены задачи коллективам, изучена потребность в материальных ресурсах и технике.

Несмотря на сложные организационные условия первых дней, когда в районе аварии перестали функционировать все торговые организации государственной, кооперативной и ведомственной торговли, комиссия все же сумела в кротчайшие сроки наладить нормальную работу.

Уже 27 апреля 1986 на базе комбината общественного питания военторга-418 были сформированы и развернуты полевые столовые непосредственно в Чернобыле и других населенных пунктах. Только в одной полевой столовой, расположенной на чернобыльском стадионе, питалось более 3000 человек.

В зоне начали круглосуточно работать 20 автолавок, несколько позже их было уже 80, причем с широким ассортиментом продовольственных и промышленных товаров с учетом потребностей солдат, сержантов, офицеров, служащих – участников ликвидации последствий аварии. 

Кроме работников военной торговли в зоне работали парикмахеры, сапожники, швеи, и др. Всего через предприятия военной торговли Киевского Военного Округа, находящиеся в чернобыльской зоне, прошло более 2000 чел., специалисты всех отраслей – торговля, общественное питание, бытовые услуги. К середине мая в районе ЧАЭС было развернуто 12 полевых столовых, около 20 магазинов, около 10 чайных, работали 82 автолавки.

Но, несмотря на все усилия, стало очевидным, что силами только штатных работников, полностью справиться с  заданием по обслуживанию чернобыльского региона, не справиться. 14 мая 1986 на основании директивы Генштаба МО СССР, впервые в мирных условиях было мобилизовано из приписного состава для 960 отделов военной торговли 300 человек обслуживающего персонала.

Гражданская оборона – ЗА или ПРОТИВ

Авария на Чернобыльской АЭС стала серьезной проверкой умения действовать в чрезвычайных обстоятельствах. В чернобыльскую зону были привлечены колоссальные силы Гражданской Обороны. Политработники ГО большое значение уделяли политико-воспитательной работе с личным составом, для чего использовались 26 передвижных автомобильных клубов, 63 киноустановки, 404 телевизора, 228 радиоприемников, 116 радиоузлов, 43 библиотеки с общим фондом 60 тыс. книг.

Несмотря на некоторые сложности, бытующие традиционно в среде военнослужащих, уже спустя шесть месяцев со дня аварии и начала работ всего военного контингента, почти 90% подразделений войск жили без преступлений и происшествий.

Однако, наряду с положительной оценкой работы и огромной благодарностью военнослужащим различных родов войск, принимавших участие в ликвидации последствий аварии, следует отметить некоторые существенные недостатки и недоработки. Сами участники первого периода работы в Чернобыле позже достаточно критически оценивали его: «Действительно, многое можно было сделать быстрее или оптимизировать организацию, а кое-что лучше было бы вообще не делать … ». 

В первые дни многие участники ликвидации последствий аварии на ЧАЭС не представляли себе полной опасности, которой они подвергались, приближаясь к разрушенному реактору. А ведь рядом с реактором постоянно были люди, которые вели наблюдение, осуществляли полеты на необорудованных защитой вертолетах, многие военные и гражданские долгое время находились на «грязных» площадках 4-го энергоблока.

 В действиях некоторых военнослужащих, в том числе офицеров химических войск, чувствовалась недооценка опасности. Игнорирование требований радиационной безопасности, нарушения их основных принципов свидетельствовало о некомпетентности отдельных офицеров, о недостаточном уровне обучаемости и психологической подготовленности к выполнению задач в реальных условиях опасности.

Некомпетентность или эффектная неэффективность

Работа в условиях высокого радиоактивного загрязнения требовала соответствующей защиты людей, которой, к сожалению, в тот период практически не было. Об этом позже с возмущением и горечью рассказывали многие непосредственные участники событий. Радиационная защита работающих на строительстве объекта «Укрытие» и на промышленной площадке ЧАЭС была важнейшей задачей.

Однако в отдельных частях войск она велась абсолютно бездарно. Армия оказалась не подготовленной ни к ядерной войне, ни к работе в соответствующих условиях. Позже и сами военные указывали на то, что вооруженные силы страны и их составляющая часть – Гражданская оборона, оказались с профессиональной точки зрения практически не готовы к такому событию, как чернобыльская катастрофа.

 Об уровне их низкой компетентности, неподготовленности и неосведомленности говорят многие факты. 2 мая 1986 года в помещении Чернобыльского горисполкома сидело около 60 генералов Гражданской обороны в полной прострации – они просто не понимали, что им следует делать, не знали – как организовывать работу, а некоторые просто отказывались работать. 

В послеаварийные года сложилось мнение, что подчинение атомной энергетики Минэнерго СССР, то есть структуре, которая не имеет достаточного уровня знаний, и понимания особенностей функционирования атомных электростанций – тоже сыграло свою негативную роль.

Генерал-лейтенант А.П. Горбачев – начальник оперативной группы инженерных войск Министерства Обороны полагал, что вина за неорганизованность и безголовость, имевшие место на начальном этапе ликвидации последствий аварии лежит на руководстве Министерства среднего машиностроения.

Именно оно, как он заверяет, передало «атомную энергию» в руки безграмотных руководителей Министерства энергетики, которые в свою очередь не имели соображений о специфике ее функционирования и не располагали элементарной базой для подготовки квалифицированных специалистов.

Таким образом, необходимо отметить, что наряду с огромными усилиями гражданского населения страны, ученых, свой весомый вклад в минимизацию последствий аварии на 4-м энергоблоке Чернобыльской атомной электростанции внесли военнослужащие всех родов войск и всех Военных округов СССР. Однако все их усилия в тех экстремальных условиях, к сожалению, далеко не всегда были обеспечены надлежащим отношением государства к организации безопасных условий их труда и быта. Дальнейшее развитие событий показало, что судьба почти 600 тыс. человек, прошедших через Чернобыль, большая часть из которых была именно военнообязанными, сложилась далеко не так, как все они того заслуживали.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *