Чернобыльская авария: Радиационный парад
Чернобыльская авария: Радиационный парад

Объявленный, с приходом в Советском Союзе к власти М. Горбачёва, курс на перестройку и гласность имел серьёзные основания остаться таковым лишь на бумаге. Тому есть доказательство. Руководство страны предпочло скрыть, как от международного сообщества, так и от собственных граждан, детали и масштаб трагедии на ЧАЭС, произошедшей в ночь на 26 апреля 1986 года.

Ни одно печатное издание в СССР, вплоть до 29 апреля, не опубликовало ни единого слова о катастрофе на атомной станции. Первое официальное правительственное сообщение вышло в эфир спустя трое суток, вечером в программе «ВРЕМЯ», оно длилось всего 14 секунд.

Сделано оно было в большей степени под давлением международного сообщества, которое выступило с требованием к СССР предоставить аргументы и факты, дающие возможность понять причину повышения радиационного уровня на территории стран, соседствующих с СССР. Швеция первой забила тревогу. На севере Стокгольма расположенаАЭС “Форсмак”, система безопасности которой начала подавать тревожный сигнал о повышенном радиационном загрязнении.

Шведами срочно была организована соответствующая работа по выяснению причин загрязнения. Они были очевидны – на станции всё в порядке. Источник загрязнения находится извне. Ближайшей АС, из-закоторой в принципе была возможна подобная угроза была – Чернобыльская.

Началась длительная формальная дипломатическая переписка, которая ни к чему не привела. Советские дипломаты наотрез отказывались комментировать случившуюся трагедию. Вынудив сообщить в МАГАТЭ о сложившейся ситуации, шведское правительство все же заставило советское руководство дать разъяснения.

Нет, к официальному 14 секундному сообщению не было добавлено ни слова, оно просто превратилось в три строчки текста, которые были растиражированы во всех украинских газетах. К слову – не на первой полосе жирным шрифтом, а на третьих полосах газет, после спортивных новостей, связанных с результатами последних футбольных матчей и велогонкой мира, которую в то время планировалось провести в Киеве.

Сообщение состояло из шести предложений: “От Совета Министров СССР. На Чернобыльской атомной электростанции произошла авария. Поврежден один из атомных реакторов. Принимаются меры для ликвидации последствий аварии. Пострадавшим оказывается помощь. Создана правительственная комиссия”.

Иностранные журналисты, работавшие в СССР, представители дипломатических миссий ведущих иностранных держав сразу же начали пытаться раздобыть хоть какую-либо подробную, отвечающую реальности информацию о катастрофе на ЧАЭС. Но эти старания оказались напрасными. Мало того, под давлением КГБ, якобы с целью недопущения утечки искаженной информации, представителям туристических фирм было рекомендовано проводить с иностранцами «разъяснительные беседы».

Те из них, которые проживали в Киеве, понимая, что ситуация становилась напряжённой, стали требовать от своих дипломатических миссий их срочного возвращения на родину. Посольства были переполнены желающими досрочно прервать деловые командировки и во избежание ухудшения самочувствия срочно вернуться домой. 

Праздник трудящихся

Приближались майские праздники, одни из главных торжеств в Советском государстве. Эвакуация Припяти и ближайших сел была практически полностью завершена. Правительство СССР, спуская по вертикали свои распоряжения, требовало от СМИ всеобъемлющего освещения исключительно праздничных торжеств, о катастрофе в Чернобыле – или вообще ничего, или же по остаточному принципу, в максимально краткой форме.

1 Мая Киев праздновал День международной солидарности трудящихся. Тысячи человек, взрослые и дети, шли по Хрещатику, демонстрируя всему миру благополучие, радость и процветание советского общества. Шли, подвергая себя смертельной опасности. Уровень радиоактивного загрязнения воздуха вследствие превышения естественного фона излучения составлял в г. Киеве 550-1200 микрорентген в час, а в ряде других областей 20-2000 микрорентген в час.

Справка: нормальный природный радиационный фон в городе находится в пределах 10-20 мкр/час. Это значит, что пребывая в этом фоне в течение 1 часа, вы получите дозу радиации в 10 или 20 микрорентген. 1 микрорентген – это одна миллионная доля рентгена. Опасные для здоровья уровни радиации измеряются в миллирентгенах (тысячных долях рентгена) и в рентгенах. Разовая доза в 10-20 рентген точно не пройдет без последствий для здоровья, доза в 150 рентген вызывает лучевую болезнь, а доза в 400 рентген является смертельной. Фон в городе Припять 26 апреля 1986 года составлял 1 рентген (один миллион микрорентген) в час, радиация вокруг разрушенного четвертого энергоблока достигала 50-100 рентген в час, а уровни вокруг развала горевшего реактора достигали 10.000 рентген и выше.

Чернобыльская авария: Радиационный парад
chernobylhistory.com

Только спустя 16 дней после катастрофы с официальным обращением выступил Михаил Горбачев. Как лидер государства он заявил, что общество впервые столкнулось с такой проблемой, как вышедшая из-под контроля ядерная энергия. Все силы были направлены на ликвидацию последствий аварии на ЧАЭС. Предостерег он и от скопления лжи, которую выбрасывают на своих страницах некоторые западные СМИ. Заявил, что ситуация на атомной станции стабилизировалась и уже полностью контролируется соответствующими органами.

После выступления Горбачёва официальная пресса стала активно освещать труд советских атомщиков. Почти каждое престижное издание считало для себя необходимым сделать глубокий аналитический материал о буднях и праздниках инженеров – атомщиков. Прилагался обязательно фоторепортаж: «….сдавшие смену трудящихся АЭС играющие в бильярд, изучающие публичную прессу, играющие на фортепиано».

Чернобыльская авария: Радиационный парад
chernobylhistory.com

И мало кто знал, что в это время в Чернобыле, тысячи ликвидаторов самой масштабной экологической катастрофы на земле вручную лопатами засыпали песком кратер разрушенного реактора, мало кто знал, каких титанических усилий стоило труженикам ЧАЭС возобновить работу уцелевших энергоблоков станции. Это были иные будни, подробности которых будут интересовать другое поколение.