Там всё надёжно — на 200 процентов
Там всё надёжно — на 200 процентов

В апреле весь мир ежегодно отмечает очередную трагическую годовщину аварии на Чернобыльской АЭС. Чернобыльцев, участвовавших в ликвидации последствий аварии на ЧАЭС, с каждым годом становится меньше — говорит статистика.

Хорошо, если кто-то из них, чувствуя необходимость и болея за правду, находит в себе силы и, продолжая дело своих товарищей — спасает мир. Речь не только о буквальном смысле этого понятия—оно навсегда останется первичным.

Но ведь и просто рассказывая сегодня правду о том, что на самом деле происходило на ЧАЭС в период ликвидации последствий аварии — это тоже своего рода миссия, которая спасает, предупреждает, учит, а порой и лечит, например, души тех, кто сказать уже не может. 

Тех, кто принимал участие в эвакуации и ликвидации последствий аварии, все сложнее уговорить на разговор на откровенно болезненную тему: «ещё болит всё внутри…», так многие ликвидаторы сами диагностируют свое желание оставить в прошлом то, что забрало у них здоровье, у некоторых — друзей, у многих—родных и близких людей. 

Среди тех, кто находит в себе силы рассказывать правду о тех событиях — полковник милиции в отставке Валерий Шаруй. Валерий Семенович родом из Абхазии, родился и окончил школу в Сухуми, шутит, что знает абхазский и грузинский языки лучше, чем украинский, не смотря на то, что почти всю жизнь прожил в Украине.

В далеком 1981 году он работал на комсомольской работе, после чего пошел в милицию. Два года, по окончании Саратовского политехнического института, служил лейтенантом в ракетных войсках под Житомиром.

Впоследствии Валерий Шаруй служил в Управлении водного транспорта Украины. Этому управлению были подчинены подразделения милиции, которые обеспечивали общественный порядок в речных портах и аэропортах Украины. Первого декабря 1986 года он был назначен на должность заместителя начальника милиции в Чернобыльский райотдел. В основном занимался личным составом: распределял сотрудников на территориях, помогал адаптироваться на новом месте.

Главное — экстренно собрать чемодан

Валерий Шаруй вспоминает: «26 апреля 1986 года у нас с женой была двенадцатая годовщина свадьбы. Ночью поступил телефонный звонок из дежурной части о тревоге. При таких обстоятельствах главным было — экстренно собрать чемодан и прибыть в Управление внутренних дел Украины. По тревоге прибыли все сотрудники, всех распределили по командам, каждому было дано четкое задание, КТО и ЧЕМ должен заниматься — знал каждый». 

36-летний майор милиции Шаруй в составе оперативной группы попал в Чернобыльский речной порт. Там милиционеры занимались обеспечением общественного порядка, эвакуацией людей через водные пути, а также сохранностью имущества, которое находилось в порту.

«Среди людей тогда паники не было — эвакуация населения была хорошо организована и люди, во всяком случае – городские жители, выезжали относительно спокойно. Во-первых, они были уверены, что вскоре вернутся домой, а во-вторых, большинство покидало Припять и близлежащие села не через речной порт, а автобусами.

Но откровенно говоря, люди не паниковали из-за того, что полностью не были осведомлены о масштабах аварии и не знали всей правды о случившемся», – отмечает Валерий Шаруй.

 «…Все думали, что со временем вернутся и не вернулись. Пока люди ждали автобус на улице, их дети гуляли рядом, босиком по траве бегали, а кругом ездили машины с дезактивирующим раствором — мыли улицы. Тогда никто не понимал, что происходит. Только люди с физико-химическим образованием понимали, что произошло. Многие были уверены, если даже на реактор сверху упадет самолет, то ничего не произойдет — они верили, что там всё надежно на 200 процентов».

После эвакуации некоторые уехали жить к знакомым и родственникам. Одни из таких приехали переждать несколько дней к друзьям, а те – физики, вот и открыли им глаза на то, что произошло на ЧАЭС на самом деле. Всю одежду сняли и выбросили, сказав, что всё — дороги назад нет».

О себе Валерий Семенович говорил совсем мало. В Чернобыльском районе он прослужил ровно год заместителем начальника Чернобыльского РВАС, тесно взаимодействовал с руководством атомной станции. После эвакуации в селах ещё оставалось около 300-400 людей преклонного возраста, которые не захотели уезжать из родной земли — курировал этих стариков до последнего дня службы в Чернобыльской зоне. 

В июле 1987 года, по состоянию здоровья, Валерий Шаруй был переведен на другое место службы. После Чернобыля он лечился в госпитале, потом получил инвалидность, связанную с нарушением здоровья. Вышел на пенсию в 1994 году в звании полковника милиции.

По сей день поддерживает связь с сотрудниками и знакомыми, которые служили в Чернобыле, они общаются, встречаются. Во время встречи Валерий Шаруй показал собственноручно сделанный альбом с фотографиями и вырезками газетных статей об аварии, заметил, что некоторые фото сделаны собственноручно, некоторые – журналистами.

В наше время, когда встречаешься с очевидцем Чернобыльской трагедии, хочется расспросить о множестве деталей, однако все же заставляешь себя не терять такт и деликатность по отношению к собеседнику. Ведь чернобыльская трагедия оставила в душах и сердцах свидетелей происшествия неизгладимый след. Поэтому, если вам повезет пообщаться с таким человеком, просто пожмите ему руку и скажите — «спасибо».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *